custom

(no subject)

Где-то высоко в небесах огромная мокрая губка, пропитанная водой, висит, роняя капли на мокрый серый город, и загораживает его от солнца.
А над губкой светит солнце.
Там холодно.
В здании много сквозняков.
Собака у проходной сидит в своей будке, кто-то принес ей одеяло и миску каши. Она смотрит на падающие капли из темного и теплого нутра своего жилища и думает.
И совершенно невероятная алая рябина гордо мокнет за окном.
Скоро зима.
custom

(no subject)

Теперь писать буду чаще, так как времени больше.
Вчера довелось наблюдать пару так называемых чайлдфри. Он бородат, поэт, композитор, 34 года. Она похожа на молодую Софи Марсо, 25 лет, не работает. Общее хобби у них такое же, как индивидуальное мое. Они ищут необычное.
Пять километров шли лесом до места, называемого местными "Древо". Там и правда древо, хоть и не растущее из земли. Переплетения труб и проволоки создают иллюзию растения.
Они сказали, что детей не заводят из-за нежелания. У них однокомнатная квартира в третьем круге, и что-то вроде дачи. Есть собака, которую зовут Багир.
Рождение, материнство, женское начало, как сказала она, есть понятия чуждые. Собственное тело не хочется превращать в чрево самки, вынашивать и терпеть муки ради того, что ненужно.
Он одобряет.
Злата поджала губы, слушая. Могла не выдержать и вставить что-нибудь язвительное, но сдержалась.
Возле "Древа" так сильно пахло креозотом, что это почему-то напомнило об осени.
custom

Пруд-охладитель

С сегодняшнего дня считается, что больше нельзя купаться в водоемах.
Но в этом водоеме нельзя купаться ни в какие дни года. Он технический. И вода в нем радиоактивна. В воде водятся огромные сомы с длинными усами. Они издалека видят, как на берегу появляются люди, и выглядывают из воды, как собаки. Можно провести интересный эксперимент. Все кидают сомам хлеб. А вы попробуйте бросить мясо! Вот когда начинается настоящая потасовка.
На берегу чуть поодаль от воды растут огромные лопухи. И песок здесь странный.
Мы пробыли там 3 часа.
18 сомов примерно, и все очень обрадовались мясу.
При таких размерах, неудивительно будет, если упавшего в пруд человека порвут в клочья моментально.
custom

(no subject)

У Златы очень красивые ноги. Такие красивые, что ими можно бесконечно любоваться. Они начинаются маленькими ступнями с крошечными аккуратными пальчиками, потом идут стройные лодыжки, идеально вылепленные икры, ровные коленки, красивые бедра. У Златы ноги, как у статуи. До родов вся ее фигура была такой. Теперь остались только ноги и лицо, остальное студень. Как печально.
custom

(no subject)

Есть вещь, на которую я реагирую отрицательно. На "слабо". Особенно когда начинается разговор из серии "А слабо тебе доказать, что ты...". Все. Доказывать ничего не хочется. Разве что возразить: "А слабо тебе доказать, что ты заслуживаешь такой чести - быть судьей для меня?".
Женское молоко пахнет тошнотой, болезнью и детством.
custom

(no subject)

Над самым тонким пиком
Над тающей вершиной
Самой голубой горы
Как пламя свечки тает солнце
Такое алое что больно
Холодное
И снег
Идет идет четвертую неделю
Китай
Прекрасен
custom

(no subject)

И каждый раз когда я не незнанью
Цветы тебе несу из солнечного леса
Ты думаешь что это знак вниманья
Или интереса
А я хочу чтоб ты хоть раз узнала
Тот лес где я бываю постоянно
Чтоб ты веселый луч хоть раз поймала
И мне при этом не сказала
Что я странный
custom

Александр Покровский. "На заборе"

Ночь. Забор. Вы когда-нибудь сидели ночью на заборе? Нет, вы никогда не сидели ночью на заборе, и вам не узнать, не почувствовать, как хочется по ночам жить, когда рядом в кустах шуршит, стучит, стрекочет сверчок, цикада или кто-то еще. У ночи густой, пряный запах, звезды смотрят на вас с высоты, и луна выглядывает из облаков только для того, чтоб облить волшебным светом всю природу; и того, на заборе, - волшебным светом. А вдоль забора трава в пояс, вся в огоньках и искрах, и огромные копны перекати-поля, колючие, как зараза.
Командир роты, прозванный за свой нос, репообразность и общую деревянность Буратино, даже не подозревал, что ночью на заборе может быть так хорошо. Он сидел минут двадцать, переодетый в форму третьекурсника, в надежде поймать подчиненных, идущих в самоход.
Но ночь, ночь вошла; ночь повернула; ночь мягко приняла его в свои объятия, прижала его, как сына, к своей теплой груди, и он почувствовал себя ребенком, дитем природы, и незаметно размечтался о жизни в шалаше после демобилизации.
Утро. Роса. Трава, тяжелая, спутанная, как волосы любимой.
Туман, живой, как амеба. Удочка. Поплавок. Дальше бедное флотское воображение Буратино, до сих пор способное нарисовать только строевые приемы на месте и в движении, шло по кругу: опять утро, опять трава, кусты...
В кустах зашевелилось. Муза кончилась. Буратино встрепенулся, как сова на насесте, и закрутил тем, что у других двуногих называется башкой. На забор взбиралось, кряхтело и воняло издалека. В серебряном свете луны мелькнули нашивки пятого курса.
- Товарищ курсант, стойте! - просипел среди общего пейзажа Буратино, облитый лунным светом, похожий там, где его облило, на Алешу Поповича, а где не облило - на американского ковбоя.
Пятикурсник, перекидывая ногу через забор, задержался, как прыгун в стоп-кадре, и вскинул ладонь ко лбу. Теперь в облитых местах он был крупно похож на Илью Муромца, высматривающего монгола.
- Ага, - сказал он, увидев три галочки. И не успело его "ага" растаять в природе, как он хлопнул Буратино по деревянным ушам ладошками с обеих сторон. Хлоп! Так все мы в детстве играли в ладушки.
Природа опрокинулась. Буратино, завизжав зацепившимися штанами, кудахнулся, пролетев до дна копну перекати-поля. А когда он пришел в себя, среди тишины, в непрерывном колючем кружеве, он увидел луну. Она обливала.
custom

(no subject)

Если женщина продает свою любовь за деньги
Стоит ли ей потом удивляться, что ее считают шлюхой?